Инвестировать надо в то, что пока еще не создано

0 42

На Петербургском международном экономическом форуме-2021 подписано немало соглашений, которые позволят развивать перспективные технологии и шире внедрять возобновляемые источники энергии. О двух таких соглашениях «РГ» рассказал старший управляющий директор РОСНАНО, член операционного комитета Фонда инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) Максим Кузюк. Старший управляющий директор РОСНАНО, член операционного комитета Фонда инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) Максим Кузюк. Фото: Михаил Казачок Старший управляющий директор РОСНАНО, член операционного комитета Фонда инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) Максим Кузюк. Фото: Михаил Казачок

Максим, расскажите, пожалуйста, какие соглашения были подписаны на форуме?

Максим Кузюк: Первое соглашение подписано с Евразийским банком развития (ЕАБР), который заинтересован в развитии перспективных технологий и возобновляемых источников энергии. Предполагается, что банк войдет в качестве соинвестора в будущий проект с РОСНАНО, который является одним из ключевых игроков в области «зеленой» энергетики, включая водород.

Второе соглашение подписано с РЖД, в нем мы определили формат и порядок нашей совместной работы. Вместе с портфельными компаниями РОСНАНО мы будем разрабатывать решения, которые смогут удовлетворить потребности РЖД. В приоритете — электрический и водородный транспорт, системы накопления энергии и бесперебойного питания. А также новые материалы, включая композитные. Соглашение — это рамка, в которой мы намерены вести целый ряд проектов.

Какие новые направления будут наиболее востребованы в транспортной отрасли в ближайшем будущем?

Максим Кузюк: Прежде всего, это как раз новые материалы, которые существенно снизят вес транспорта при повышении прочностных характеристик. Второе — все, что касается повышения экологичности: например, за счет перехода на электрическое движение. Есть также направления, которые связаны с дальними магистральными перевозками, где мы рассматриваем возможность применения водородных топливных элементов.

В этих проектах необходимо решить вопросы инфраструктуры: заправочные станции, системы хранения, а также создания самих силовых установок с использованием топливных элементов. Это стратегический подход, потому что любая перевозка материалов дает дополнительный выброс СО2. В итоге может оказаться, что даже «карбон-нейтральное» производство не решит проблему углеродного следа при транспортировке по стране или поставках потребителю в ЕС. Уже скоро при закупке любых материалов в Европе будет оцениваться карбоновый след — за превышение определенного показателя выбросов СО2 экспортеру придется платить штрафы, и их размер будет расти.

Переход на электрический и водородный транспорт — это очень сложные проекты, потому что помимо технических вопросов встают вопросы экономические и регуляторные. Ведь нужно сделать так, чтобы этот транспорт давал и экономический эффект. Сегодня разработка локомотива на водородно-топливных элементах очень затратная, но по совокупности факторов проект должен выигрывать по отношению, например, к дизельным локомотивам, которые дают большой углеродный след.

Как изменились механизмы внедрения инноваций в наше время?

Максим Кузюк: До 1980-го года все инвестиции по стратегическим направлениям технологического развития осуществляли большие корпорации. Их внутренние подразделения создавали новый продукт по определенно заданному алгоритму. С 80-х годов ХХ века стал развиваться тренд, когда небольшие инновационные компании создают продукты, а большие корпорации их покупают и интегрируют в свое производство. Это так называемые внешние инновации. А сегодня мир уже переходит к новому подходу deeptech — это когда компания ускоряет внедрение инноваций благодаря тому, что организует у себя параллельную работу ученых, технологов, производственников и маркетологов. Цифровые информационные системы проектирования позволяют ускорить этот процесс. Например, Илон Маск использует этот подход, разрабатывая свои автомобили. Этот подход начинает использоваться и у нас, и мы будем инвестировать в те компании, которые готовы внедрить его для разработки новых продуктов. Смысл в том, чтобы ускорить создание прорывных продуктов, востребованных потребителем.

Почему машины по своей конструкции, опциям, в целом стали похожи друг на друга и лишь внешне отличаются? Потому что в них используются схожие материалы и одни и те же технологии. А вот если внедрять совершенно новые материалы, вместо двигателя внутреннего сгорания, например, ставить электрический двигатель, то автомобиль становится другим. Для создания таких прорывных продуктов очень важно оптимизировать механизмы принятия решений как на уровне выхода к потребителю, так и на этапах разработки отдельных компонентов и материалов.

Как меняется роль ученых в этом подходе?

Максим Кузюк: Ученые, разработчики, технологи и потребители — должны все вместе работать над созданием уникального продукта. А современные методы проектирования и подход deeptech дают возможность ускорить инновационный процесс, предложить совершенно новый продукт, появление которого 20 лет назад мы не могли себе даже представить. Это создает спрос на науку, на научные кадры, вообще спрос на профессию. Соответственно, таких специалистов будет больше, и у нас будет больше возможностей создавать новые технологии — мы словно раскручиваем маховик инноваций.

А какая тут роль должна быть у Роснано?

Максим Кузюк: Чтобы все сложилось, конечно, нужен заинтересованный заказчик. И команда, способная реализовывать такие проекты. Она должна иметь связи с наукой, чтобы внедрить уже существующие наработки или заказать уникальные. Наконец, нужно структурировать финансирование — и это наша задача. Мы ищем соинвесторов, заинтересованных заказчиков, компетентные команды и связываем их с сетью ученых. Мы разрабатываем специальную платформу для сотрудничества, чтобы запрос на научно-исследовательские работы можно было быстро и максимально эффективно направить лучшей команде, которая способна с ним справиться. Тем самым мы создаем систему, в которой гораздо легче будет многим это делать. Нужно повышать и квалификацию наших сотрудников. Без этого сегодня выиграть на сложном конкурентном рынке невозможно.

Но в этой цепочке еще очень важна роль инвестора?

Максим Кузюк: Одна из наших задач — выстроить партнерство с инвесторами, которые тоже компетентны. Это важно и для разделения рисков, и для того, чтобы использовать их компетенции для достижения общего результата. Мы сегодня готовы пригласить нескольких партнеров в один проект, где у каждого может быть своя роль. То есть, деньги тоже нужны «умные».

Кто он — современный соинвестор, который подходит Роснано?

Максим Кузюк: Во-первых, он должен разделять наши ценности — создавать продукты, которые улучшают жизнь человека и не вредят природе. Во-вторых, мы не собираемся инвестировать в то, что уже существует. Мы хотим сделать продукт, которого еще нет на рынке. Поэтому нам нужны те, кто в это верит, и готов с нами рискнуть. В-третьих, нужны люди, которые уже имеют опыт, понимают рынок, на котором мы работаем. И тогда в конце пути нас всех ждет успех.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 + 8 =